Статья

Антропологический материализм Фейербаха

 

Около  середины XIX века с резкой критикой понятия  идеализма высказался Людвиг Фейербах – немецкий философ. С точки усмотрения Фейербаха, идеализм является  не что другое, как рационализированное верование, а и религия и философия по главному их существу, думал Фейербах, отличительны друг от друга. В основе понятия религии лежит вера в определённые догматы. А в основе философии лежит знание, желание и стремление  узнать настоящую  природу вещей.

Из-за этого важнейшую и первую задачу философии Фейербах находил в критике веры и религии, в разоблачении  иллюзий, которые являются сущностью нашего религиозного сознания. Религия и так  весьма близка к ней по своему предназначению и духу. Философия идеалистическая создается, по мнению Фейербаха, из некого отчуждения людской  сущности, вследствие приписывания богу таких черт и атрибутов, которые в настоящем принадлежат  человеку.

Согласно мнению Фейербаха, для получения свободы от заблуждений в религии нужно понять, что человек — это  не создание бога, а   часть — это притом она является  более совершенной — вечной природы.

Материализм учения Фейербаха разительно отличается от материализма XVIII века, потому что, в отличие от материализма того времени, не сводит разную реальность к движению механики и просматривает природу не как простой механизм, а как отдельный организм.

Человеческий принцип Фейербаха в его теории познания выделяется в том, что он по-особенному интерпретирует такое понятие, как понятие «объект». По его мнению, значение объекта изначально формируется в опыте нашего общения, и поэтому первый объект для любого человека — это совершенно другой человек. Конечно, любовь к человеку и есть один из главных путей к признанию его существования, а этим  самым к  существованию вообще разных вещей.

Необходимо подчеркнуть то, что для Фейербаха атеизм был не просто простое отрицание Бога. Эту свою точку зрения он считал предположительно характерной  для XVII и XVIII веков. Я не верю в  Бога; для меня это значит: «я не верю в отрицание человека, я доказываю чувственное, настоящее, следовательно, неизбежное и  политическое и, скорее всего, социальное место человека, заменённое на иллюзорного, нечто фантастического пребывания человека, которое в настоящей жизни бесповоротно превращается в степень отрицания существования человека. Этот вопрос о бытии или не бытии Бога является только вопросом о бытии или не бытии самого человека».